lv en ru

Ответственность делится на пятерых — квинтет Дауманта Калныньша

14.05.2015


Ответственность делится на пятерых — квинтет Дауманта Калныньша


По традиции каждый год в первую неделю июля в столице Латвии проходит один из самых популярных музыкальных фестивалей. В этом году он состоится 1-5 июля и отметит свое 15-летие прекрасными концертами. В том числе программой Showcase, в рамках которой исполнители Латвии выступят перед зарубежными музыкальными экспертами и гостями фестиваля. Эта программа будет представлена 2 и 3 июля в 14.00 в Новом зале Дома конгрессов.

 

Замечательный квинтет Даумантса Калныньша (Daumants Kalniņš 5tet) выступит в 14.00 в Новом зале Дома конгрессов, и в тот же день в 20.00 эти музыканты будут играть в парке отдыха «Эгле». Предлагаем беседу с лидером и вокалистом группы — Даумантсом Калныньшем:

 

Ты вместе с группой примешь участие в программе Rīgas Ritmi Showcase, в которой ваше творчество будет представлено зарубежным экспертам и местной публике. Чего нам ожидать от квинтета Даумантса Калныньша?

 

Showcase —  это прекрасная возможность для всех музыкантов показать, чем они действительно занимаются. Ответ на вопрос «Что ты поешь?» может быть самым широким. Мы работаем и выполняем различные заказы, но Showcase — это тот момент, когда мы можем предъявить созданное нами. Возможно, кому-то понравится наше свободное творчество. Поэтому, скорее всего, мы исполним оригинальные композиции, которые многие не слышали.

 

Ты говоришь «мы». Это значит, что «Даумантс Калныньш 5 тет» действительно группа, а не твой соло-проект?

 

В группе я не соло-исполнитель. Я как бы остаюсь на переднем плане в качестве вокалиста и лидера, но в то же время в квинтете четко выражена индивидуальная работа каждого музыканта. Инструментальная составная столь же важна, как и вокальная.

 

Музыку создает каждый из вас или все же есть главный автор?

 

Поначалу в квинтете я реализовал свои музыкальные идеи, но в прошлом году у пианиста Кристапа Ванадзиньша появились новые творческие замыслы. Также и гитарист Марцис Аузиньш предложил нечто новое. Я понял, что рождаются разные композиции, и надо думать, как это все состыковать, ведь у каждого есть свой почерк, с акцентом на какой-то музыкальный элемент, который возникает от игры на своем инструменте. Для меня больше характерно мелодичное направление, для гитариста — характерные фишки при игре на гитаре. Для пианиста нередко важнее гармоническая структура, но в процесс создания произведения мы включаемся все и предлагаем свои идеи для совершенствования композиции.

 

Как ты сам определяешь стиль музыки, в котором вы работаете?

 

Вообще-то стили музыки все труднее становится разграничить. Появилось так много музыкальных стилей и направлений, что их синтез при современных мировых возможностях неизбежен. Думаю, что в нашей музыке можно заметить влияние как джаза и классики, так и рок, и поп-музыки.

 

Для вашего представления на Showcase отведено примерно полчаса, а это пять-шесть музыкальных композиций. Попробуете показать свою многогранность или представите программу в едином стиле?

 

Для нас это открытый вопрос. Учитывая, что мы не встречаемся каждую неделю и на сегодняшний день сделано не так много, то мы, скорее всего, выберем из того, что уже готово. Но я предложил до июля создать хотя бы одну новую музыкальную работу.

 

Ты певец, то есть поешь песни. Это значит, что надо сочинять и слова. Пишешь их сам?

 

Такова судьба певца — бороться со словами. Иногда это сравнительно легко, когда ты ясно знаешь, что хочешь сказать конкретным произведением, тогда остается только находить точные слова. Но если приходится угадывать, в чем заключается месидж произведения коллеги, то поиск слов может затянуться надолго. Однажды я попросил написать слова, но потом пришлось корректировать текст так, чтобы фразы лучше ложились. Певец лучше всего чувствует фонетику.

 

Ты поешь по-английски или по-латышски?

 

Сейчас я пою на английском, но вообще-то есть мысль когда-нибудь создать программу на латышском. А чем плохи латышские тесты? Лучше сказать «стихи», а не «тексты». На мой взгляд, для джаза лучше подходит поэзия, в которой мысль не высказана прямо, а как бы скрыта, оставлена так, чтобы каждый слушатель мог бы по-своему прочувствовать слова, понять их и попробовать на вкус —  почти также, как музыку. Вообще это может быть хорошим местом для рекламы. Ищу человека, который мог бы это делать! Поэты у нас есть, вопрос в успешности сотрудничества. Те, кто нашел правильную химию, те и успешны, это можно запросто ощутить. Конечно, мне надо было бы походить по различным местам андерграунда, где читают поэзию.

 

Вы можете заполнить всю программу только своими песнями?

 

Можем. Однако в концерты я обычно включаю и джазовые стандарты.

 

Потому что самому нравится или потому что публику это больше заводит?

 

Нельзя сказать, что все джазовые стандарты так уж узнаваемы. Если хочешь завести публику, надо брать очень известную песню, что мы и делали, ибо публика бывает разной. Но все же мы играли джазовые стандарты больше потому, что нам самим это нравится. Даже в очень узаваемых джазовых стандартах можно найти или заново проявить какую-то музыкальную мысль, чтобы песня обрела иное звучание. Если есть возможность, то охотно играем и свои композиции. Например, у меня была возможность поехать на джазовый фестиваль в Турцию. И там не было другой мысли — исполнял свою музыку. Кому-то это может нравиться, кому-то нет, но только так можно показать себя, это сопоставимо с Showcase. Это не заказная работа или банкет, где пользуются спросом только известные песни.

 

Вы записываете альбом?

 

В процессе. Решил заниматься этим больше. Ближе к концу прошлого года были саранжированы две рождественские песни. Собрались с духом и их записали. В тот раз еще кое-что записали дополнительно, но это пока нигде не звучало.

 

Как ты думаешь, в наши дни дебютный альбом еще имеет ценность?

 

Ценность дебютного альбома в том, что он является одной из твоих визитных карточек. Никто больше не записывает альбомы с надеждой на продажу миллиона копий. Во всяком случае, не в джазе. Вместе с тем, альбом —это хорошая визитная карточка. Время от времени меня спрашивают, есть ли у меня альбом. Тогда приходится отвечать, что он создается.

 

Как долго вы играете как квинтет?

 

Состав участников менялся, но в нынешнем составе играем уже где-то три года.

 

Каким был твой путь на большую сцену?

 

Свой путь в музыку я начал с академического образования. В 6 лет я поступил в хоровую школу Рижского Домского собора. Это самый прямой путь в хор мальчиков Домского собора. Там пел примерно пять лет. В хоре мальчиков было много возможностей выступать в качестве солиста. Также появилась возможность как мальчику участвовать в спектаклях Латвийской Национальной оперы. Там я получил свой первый сценический театральный опыт. Между прочим, возвращаясь к разговору о дебютных альбомах, хочу сказать, что в детстве у меня уже вышел дебютный альбом! Совершенно официальный соло-альбом «Слушай, светлоокая» (“Klausies, spulgacīt”). Могу его как экстра бонус дать экспертам Showcase  — где-то 400 копий еще есть дома, хотя 500 действительно были проданы. После ломки голоса я изменил музыкальное направление и поступил на джазовое отделение в той же школе.

 

Ты удачно оказался там в тот момент, когда в Латвии возродилось джазовое образование.

 

Да, на втором дыхании. Наш выпуск джазового отделения был вторым в школе. Учился вокалу, но параллельно играл также на гобое, что и продолжаю делать до сих пор. Занимаясь в школе Рижского Домского собора, попробовал свои силы в джазовых конкурсах. Удачно дебютировал на клайпедском Jazz Voices — получил первое место. Участвовал и в таллиннском Nõmme Jazz, где завоевал Гран При. Продолжались также театральные проекты, что мне как певцу многое дало. Там получаешь сценический опыт, становишься более раскованным. 

 

Тебе нравится участвовать в спектаклях?

 

Да, мне это действительно нравится. На сцене переживаешь разные истории. После оперных спектаклей в детстве — «Волшебная флейта», «Тоска», «Поворот винта», «Альцина» были два мюзикла на Кипсале. Тогда мне было 16 лет, пришлось в них погрузиться всем сердцем и головой. Помню, что я был еще скованным, ведь в хоре мальчиков не надо было много двигаться, а в мюзикле пришлось стать гораздо активнее. Первым представлением была «Вестсайдская история», когда нас основательно тренировал Альбертс Кивлениекс. Это был реальный прорыв, выход за рамки, когда я понял: на сцене надо двигаться гораздо артистичнее. Затем был мюзикл «Отверженные». И, хотя в мюзиклах я был не на главных ролях, все же от них получил многое. Потом участвовал в проектах Cabaret — это была уже другая школа. Большим вызовом стал «Собор Парижской Богоматери» в Латвийском Национальном театре (роль Квазимодо и награда “Spēlmaņu nakts за лучший дебют). Мне эта роль была очень близка не только эмоционально, но и потому, что я вспоминал, как в семилетнем возрасте слушал по телевизору нон-стоп — рекламу оперы и подпевал ей. Она мне очень запала в душу. Правда, тогда на этом спектакле я так и не побывал. После такого опыта, вероятно, и в квинтете трудно устоять на сцене спокойно, ведь артистизм не исчезает. Теперь специально надо тренироваться стоять спокойно. Нельзя же все время зажигать.

 

О том, что тебе дала сцена, понятно. А что дали победы в конкурсах? Только что ты победил и в Riga Jazz Stage.

 

Riga Jazz Stage — особая история. Отличие в том, что конкурс происходит здесь на месте. Если ты куда-то уезжаешь, то выходи на сцену и представляй себя. Здесь я чувствую как бы давление на себя. Вокруг много знакомых, коллег, возникает ощущение, что я должен что-то доказать. Они как будто говорят: «Ну и что он теперь покажет?»

 

Победа стала неожиданностью?

 

Это всегда неожиданность. Ведь победу на конкурсах нельзя прогнозировать. Она все же весьма субъективна. Зависит от того, удалось ли тебе запомниться, показать свои сильные стороны.

 

И какие они?

 

На это трудно ответить, но есть ведь не только сильные стороны. Я старался создать интересную программу, чтобы ни на минуту не становилось скучно, это для конкурсов очень важно. Недостаточно того, что тебе нравится песня и ты ее красиво поешь. Следует продумать, как ты выйдешь на сцену, будучи, например, седьмым из 15 участников. Тогда я вставил в программу одну свою оригинальную композицию, что было также хорошим отличием от конкурентов.

 

Какую из своих работ ты выбрал?

 

“Moment for the East”. Это посвящение еще одному моему опыту — поездке с Cabaret с гастролями в Индию. Это произведение я сочинил еще ожидая поездку, думал, что там будет много тревог и беспокойства, на самом деле хватило двух недель на то, чтобы полностью привыкнуть к ритму и ощущению Индии. В действительности там больше спокойствия, чем здесь.

 

Какими были остальные работы на конкурсе?

 

Еще я выбрал Джона Колтрейна “Resolution” и “Bling Bling” Грегори Портера. Ставил акцент на экспрессию, однако именно “Resolution” старался просто петь стабильно и импровизировать убедительно, без лишней экспрессии. Она была оставлена для исполнения “Bling Bling”.

 

Похоже на хорошую формулу — стабильное исполнение без лишней экспрессии, потом твоя оригинальная работа, и затем следует то, где можно проявить все свои качества.

 

Но нет же такой формулы. Важно думать о программе, исполнить то, что уже опробовано, когда ты знаешь, чего от себя ждать. Для меня выбор того, что вставить в конкурсную программу, не был столь уж велик. Почти сразу было ясно, что для нее годится. Хотя “Bling Bling” решил взять в последний момент, до этого я не так уж много его исполнял.

 

Похожий подход можно использовать также в Showcase — времени немного, как и на конкурсах, есть желание показать себя слушателям-знатокам, которые о тебе, скорее всего, мало слышали.

 

Можно. Но на Showcase я бы хотел, чтобы ответственность делилась на пятерых, ведь мы квинтет. Хорошо бы, если бы можно было чувствовать со стороны, что выступление не опирается только на одного лидера.         

 

  

    

             

 

 

 


< Вернуться к новостям

Rīgas Dome Live Riga Latvijas Gāze Olainfarm Tele2 Rīgas brīvosta Turtle Vax 360 gradusov